Новое в законодательстве и судебной практике на 08.02.2018

1. Определение Верховного Суда РФ от 25.01.2018 N 310-ЭС17-14013 по делу N А48-7405/2015.

Гражданин, признанный банкротом, для освобождения от исполнения обязательств должен действовать добросовестно, честно сотрудничать с кредиторами и финансовым управляющим, открыто взаимодействать с судом.

По заявлению гражданина арбитражным судом было возбуждено производство по делу о его несостоятельности (банкротстве). Впоследствии определением суда была завершена процедура реализации имущества гражданина, и к должнику не были применены правила об освобождении от исполнения обязательств. Постановлением апелляционного суда определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Принимая решение о неприменении к должнику правил об освобождении от исполнения обязательств, суды первой и апелляционной инстанций исходили из следующего. Суды установили, что гражданин действовал недобросовестно в ходе процедуры банкротства, а именно в объяснениях он указывал на то, что работает в организации и получает там заработную плату, хотя на самом деле также являлся руководителем в двух других организациях. Кроме того, по приговору суда, вынесенному в отношении должника, он скрыл сумму полученного дохода, указав в декларациях заведомо ложные сведения, что привело к занижению подлежащих уплате в бюджет сумм налога.

Отменяя судебные акты, окружной суд счел, что само по себе непредставление должником сведений о работе в двух других организациях в рассматриваемом случае существенно не повлияло на формирование конкурсной массы и возможность удовлетворения требований кредиторов, поскольку размер полученной должником заработной платы в указанных организациях был значительно меньше общего размера задолженности перед кредиторами. По мнению суда для правильного разрешения спора необходимо было проверить, не истек ли срок принудительного взыскания задолженности перед бюджетом.

Верховный Суд РФ указал, что судом округа не было учтено следующее. По общему правилу, обычным способом прекращения гражданско-правовых обязательств и публичных обязанностей является их надлежащее исполнение. Институт банкротства граждан предусматривает иной механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов - списание долгов. При этом целью института потребительского банкротства является социальная реабилитации гражданина - предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, чем в определенной степени ущемляются права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им. Вследствие этого к гражданину-должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом. Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" установлен перечень признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от погашения задолженности через процедуры банкротства. К числу таких признаков закон относит непредоставление гражданином необходимых сведений (предоставление заведомо недостоверных сведений) финансовому управляющему или арбитражному суду, рассматривающему дело о банкротстве. В процедурах банкротства на гражданина-должника возлагаются обязательства по предоставлению информации о его финансовом положении, в том числе сведений об источниках доходов.

Неисполнение данной обязанности не позволяет оказать гражданину действенную и эффективную помощь в выходе из кризисной ситуации через процедуру реструктуризации долгов, создает препятствия для максимально полного удовлетворения требований кредиторов, свидетельствует о намерении получить не вытекающую из закона выгоду за счет освобождения от обязательств перед лицами, имеющими к нему требования. Подобное поведение неприемлемо для целей получения привилегий посредством банкротства.

Суд вправе отказать в применении соответствующих положений закона о банкротстве лишь в том случае, если будет установлено, что нарушение, заключающееся в нераскрытии необходимой информации, являлось малозначительным либо совершено вследствие добросовестного заблуждения гражданина-должника. Бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на самом должнике. В рассматриваемом случае должник соответствующие обстоятельства не подтвердил. Он умышленно скрыл информацию о замещении им должностей руководителей в двух коммерческих организациях. Ведение документации предприятий, о которых должник сознательно умолчал, находилось в сфере его контроля как руководителя. Поэтому само по себе то, что отраженная должником сумма дохода от исполнения полномочий единоличных исполнительных органов была существенно ниже совокупного размера требований кредиторов, не характеризует правонарушение как малозначительное.

С учетом изложенного к должнику, уклонившемуся от предоставления финансовому управляющему, кредиторам и суду необходимых сведений, не подлежали применению правила об освобождении от исполнения обязательств.

 

2. Определение Верховного Суда РФ от 15.01.2018 N 305-КГ17-20424 по делу N А41-90821/20.

Суды пришли к правильному выводу о неправомерном применении заявителем, являющимся индивидуальным предпринимателем, пониженной ставки земельного налога 0,3 процента в отношении принадлежащих ему земельных участков, оснований для рассмотрения кассационной жалобы нет.

Спор касался правомерности применения в 2014 году в отношении земельных участков, принадлежащих проверяемому налогоплательщику на праве собственности, категории сельскохозяйственного назначения, имеющих разрешенный вид использования "для дачного строительства", пониженной ставки земельного налога 0,3 процента. Поскольку спорный земельный участок отнесен к категории земель "земли сельскохозяйственного назначения", вид разрешенного использования - "для дачного строительства", налогоплательщик считал правомерным применение при исчислении земельного налога ставки 0,3 процента, установленный органом местного самоуправления в отношении земельных участков, предоставленных или приобретенных и отнесенных к землям сельскохозяйственного назначения или землям в составе зон сельскохозяйственного использования в поселения, и используемых для сельскохозяйственного производства.

Согласно статьям 33, 77, 78, 81 Земельного кодекса РФ в совокупности с нормами Федерального закона от 15.04.1998 N 66-ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан", субъектами ведения дачного хозяйства или осуществления дачного строительства, которым в соответствии с законодательством РФ предоставляются земли сельскохозяйственного назначения с разрешенным видом использования "для дачного хозяйства" или "для дачного строительства", являются некоммерческие организации.

С учетом установленных по делу обстоятельств суды пришли к выводу о неправомерном применении заявителем, являющимся индивидуальным предпринимателем и целью экономический деятельности которого является извлечение прибыли, пониженной ставки земельного налога 0,3 процента в отношении спорных земельных участков.

В настоящем определении Верховного Суда РФ отмечается, что такой подход судов согласуется с практикой применения арбитражными судами норм права, в частности с Определением Верховного Суда РФ от 18.05.2015 N 305-КГ14-9101.

Доводы, изложенные налогоплательщиком в кассационной жалобе, не свидетельствуют о нарушении судами при вынесении обжалуемых судебных актов норм материального и процессуального права и сводятся по сути к их неверному толкованию заявителем, что не может являться основанием для отмены названных судебных актов в кассационном порядке.

 

 

П Р О Е К Т

 

Проект Федерального закона N 383208-7 "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Верховный Суд РФ предлагает модернизировать процессуальное законодательство.

Законопроектом в ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ вносится ряд изменений общего характера, призванных модернизировать сходные процессуальные институты и правовые нормы, регулирующие порядок рассмотрения гражданских и административных дел в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах. Кроме того, законопроект содержит изменения отдельных положений названных кодексов об особенностях рассмотрения некоторых категорий дел, а также вносит изменения корреспондирующего характера в некоторые федеральные законы.

В частности:

из указанных кодексов, а также из некоторых федеральных законов исключается термин "подведомственность" применительно к разграничению полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов. Одновременно предлагается порядок, в соответствии с которым суд общей юрисдикции или арбитражный суд, ошибочно возбудившие производство по делу, не отнесенному к их компетенции, направляют дело для рассмотрения в суд другой судебной подсистемы;

предлагается упорядочить применение отдельных видов территориальной подсудности, сохранив для сторон возможность изменять подсудность по своему соглашению (т.н. договорная подсудность) только в делах с участием иностранных лиц;

в целях обеспечения права на квалифицированную юридическую помощь, а также для повышения качества такой помощи предлагается закрепить в ГПК РФ и АПК РФ положение о том, что помимо адвокатов представителями в суде могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование (аналогичное требование к представителям уже содержится в настоящее время в КАС РФ). При этом законопроект устанавливает возможность участия в деле, рассматриваемом по правилам ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ, наряду с представителем поверенного, объем полномочий которого существенно меньше, чем у представителя, поэтому требование о наличии высшего юридического образования к нему не предъявляется;

предусматривается увеличение цены исковых требований о взыскании денежных средств по делам, рассматриваемым в порядке упрощенного производства, - до пятисот тысяч рублей в судах общей юрисдикции и до одного миллиона рублей в арбитражных судах;

предлагается расширить перечень дел, по которым суд может не составлять мотивированное решение по рассмотренному им делу. Согласно вносимым изменениям, по общему правилу все судебные решения, принятые по делам, рассмотренным в порядке гражданского судопроизводства, будут состоять из вводной и резолютивной частей. В полном объеме такие решения изготавливаются только по заявлению участвующих в деле лиц, их представителей, в случае подачи апелляционной жалобы, а также в случаях, установленных законом. Кроме того, мотивированное решение может быть составлено по инициативе самого суда.

В то же время в целях защиты прав граждан и организаций законопроект выделяет определенные категории дел, наиболее значимые с точки зрения социальной и экономической направленности, по которым составление мотивированного решения всегда будет являться обязательным. К ним, в частности, отнесены дела, связанные с защитой прав детей; дела о выселении граждан из жилых помещений без предоставления других жилых помещений; дела о защите прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц; дела о защите пенсионных прав; дела о банкротстве; дела по корпоративным спорам; дела, относящиеся к подсудности Суда по интеллектуальным правам, и ряд других дел;

в ГПК РФ и АПК РФ закрепляются положения о том, что исполнительный лист, кроме исполнительного листа на взыскание денежных средств в доход бюджета, выдается только по ходатайству взыскателя (аналогичное правило в настоящее время закреплено в КАС РФ).

Законопроект также содержит ряд изменений, вносимых в ГПК РФ, АПК РФ и КАС РФ, которые регулируют некоторые процессуальные особенности рассмотрения дел по правилам, предусмотренным этими кодексами, а также иных изменений и дополнений, направленных на оптимизацию судопроизводства, устранение коллизий правовых норм, недочетов юридико-технического и лингвистического характера.

Кроме того, вносятся корреспондирующие изменения в ряд федеральных законов, направленных на реализацию предлагаемых законопроектом положений.

Сервис временно не доступен